Освобождение Полоцкой земли от французского нашествия

В октябре этого года мы отмечаем знаменательное для нашего города событие – 200-летие освобождения Полоцкой земли от французского нашествия. Именно здесь, на Полотчине, французская армия потерпела свои первые поражения от войск графа П.Х. Витгенштейна. В ходе ожесточенных боёв противник вынужден был отказаться от захвата столицы Российской империи – Санкт-Петербурга.

После Клястицкого сражения 18-20 июля 1812 г.(по ст.стилю), сражения на р. Свольна 29-30 июля и Первого Полоцкого сражения 5-6 августа, обе стороны отказались от полномаcштабных наступательных действий и перешли к позиционной войне. Французские войска удерживали Полоцк, а русские войска не имели сил для его штурма. П.Х. Витгенштейн расположил свой корпус в 28 верстах от города, у села Сивошино. Для продолжения военных действий 1-отдельный корпус графа Витгенштейна нуждался в усилении. В качестве подкрепления должны были подойти Финляндский корпус графа Ф.Ф. Штейнгеля, а также войска Санкт-Петербургского и Новгородского народных ополчений. Примечательно, что в составе частей регулярной армии и дружин ополчения находились и 22 крестьянина из Полоцкого уезда, которые «До 10 октября участвовали беспрерывно, со своими семьями в боях, вооружившись, вместе с казаками, на собственных лошадях».

На начало октября 1812 г. численность русских войск на полоцком направлении оставил около 43000 чел., против 27000 чел. неприятельских солдат.

По общему оперативному плану корпус П.Х. Витгенштейна должен был наступать с севера на правом берегу Двины. Граф Штейнгель получил приказ переправиться через Двину в Друе и наступать на Полоцк по левому берегу для атаки города с тыла и последующего окружения французско-баварского корпуса Г. Сен-Сира.

4 октября русские войска двинулись из д. Сивошино к селу Белое, где в Белой церкви (ныне село Азино) состоялся военный совет, на котором был утвержден план штурма Полоцка.

6 октября 1812 г. войска графа Витгенштейна начали штурм города. Первыми в сражение вступили батальоны и дружины народного ополчения генерал-майора Балка под с. Юровичи. Среди Санкт-Петербургских ополченцев, участвовавших в освобождении Полоцка, был Рафаил Михайлович Зотов – автор многих исторических романов, который оставил нам интересные воспоминания о том дне: «С рассветом 6-го октября мы все выступали по назначению. Нашей дружине было назначено идти с Воронежским полком от Юрович влево лесом и прикрывать 24 орудия. Вправо от нас был какой-то загородный костел, превращенный тоже в сильнейшую крепость, вооруженную на все стороны многочисленной артиллерией. Влево довольно большое озеро — а за ним необозримое поле. Впереди нас город Полоцк — цель наших трудов и крови. Перед ним мелкая речка Полота, текущая в глубоком и крутом овраге, чрез который было два только моста: по Себежской дороге и со стороны Витебска».

Князь Яшвиль следовал по правому берегу реки Полоты. Этот маневр русских войск грозил окружением французским дивизиям, стоявшим вдоль левого берега р. Полоты. Французы вынуждены были отступить к Полоцку. Сражение, начавшееся в 5 часов утра, продолжалось до глубокой ночи, потери сторон были очень высокими, так в 14 дружине народного ополчения из 800 человек к концу дня в живых оставалось только 96. Русские войска овладели прилегающей к городу местностью между озером Волово и Спасским монастырем. Известный полоцкий краевед Иван Петрович Дейнис писал о том, что погибших воинов корпуса Витгенштейна хоронили в братских могилах, для которых использовали рвы военных укреплений. Расположены они были в границах места ныне известного, как «Урочище Пески».

7 октября с утра П.Х. Витгенштейн ничего не предпринимал, ожидая известий от Ф.Ф. Штейнгеля. К вечеру, когда обстановка прояснилась, русские части снова начали атаку. Город был хорошо укреплен для длительной обороны. Вокруг него тянулся двойной палисад с глубоким рвом. С западной стороны город прикрывался ещё и Полотой, через которую имелся только один деревянный мост. В результате ожесточённых боёв за этот единственный мост через р. Полоту, его деревянный настил стал буквально красным от крови. С того времени мост вошел в историю под собственным именем, известным, как «Красный мост». В это время в районе д. Банонь корпус Ф.Ф. Штейнгеля был остановлен заслоном французов примерно в 5 верстах от Полоцка. Французский маршал Г. Сен-Сир, видя угрозу окружения, отдал приказ о скрытном ночном отступлении из Полоцка на левый берег Западной Двины. Под прикрытием непрерывного огня многочисленных французских артиллерийских батарей пехота и обозы противника начали отход через реку.

На плечах отступающего неприятеля в 3 часа ночи русские войска ворвались в город. При этом особенно отличилась 12-я дружина Санкт-Петербургского ополчения под командованием полковника Николаева. Повсюду происходили ожесточённые уличные схватки. Ополченцы смяли французскую пехоту и опрокинули её. Ратники под командованием сенатора А. А. Бибикова, проявляли на улицах Полоцка чудеса мужества и отваги. Маршал Гувион Сен-Сир вспоминал: «Бородатые люди, как называли их наши солдаты, сражались с наибольшим ожесточением и здесь русские высказали наибольшее мужество».

Г. Сен-Сир отступая, сжег за собой мосты, а 2000 баварцев, не успевших переправиться, попали в плен. Потери убитыми и раненными «французов» доходили до 7000 человек. Русские потери составляли 8000 человек, из них - 546 ратников Санкт-Петербургского ополчения.

На левом берегу Двины, Баварскому корпусу удалось в 8 утра 8 октября сбить авангард Ф.Ф. Штейнгеля с позиций и открыть путь к отступлению. Таким образом, главная стратегическая задача по окружению французских войск и уничтожению их у Полоцка не была выполнена. Однако, Полоцк был освобожден, что явилось важным вкладом в общий разгром армии Наполеона в России.

Сегодня многое в нашем родном городе напоминает нам о событиях Отечественной войны 1812 года – это знаменитый Красный мост, улицы нашего города, названные в честь героев 1812 г.: Я.П. Кульнева, Федоры Мироновой и памятник на площади Свободы.